Бывших подводников не бывает

Хотя территория ПМР не имеет выхода к морю, а единственная наша крупная река сейчас почти не судоходна, но и у нас живут моряки. «Старые моряки», «морские волки» –согласитесь, от этих словосочетаний явственно веет романтикой дальних странствий и острых приключенческих сюжетов, книжных и киношных. Впрочем, реальность в данном случае бывает гораздо интереснее вымысла.

Ежегодно в последнее воскресенье июля несколько уже пожилых тираспольчан собираются в столичном сквере де Волана, чтобы по-свойски отметить День Военно-Морского флота СССР и России. Одна из самых колоритных фигур в этой мужской компании – капитан II ранга в отставке Владимир Дмитриевич Саландаев –с 1975 по 1982 годы командир атомной подводной лодки – по сей день самого грозного оружия современности.

 Владимир Дмитриевич убеждён, что бывших подводников не бывает, настолько глубокий след в душе и судьбе оставляет эта необыкновенная профессия. «По сложности и опасности нашей службы нас вполне можно прировнять к космонавтам», – справедливо считает он. В самом деле, морские глубины родной планеты в чём-то сродни космическим просторам. Там тоже чуждая и враждебная человеку среда, тоже много доселе неразгаданных тайн, а главное – любое проникновение туда связано с немалой долей риска.Также не нужно забывать, что подводники – люди военные, а их служба всегда находится под грифом секретности.

Владимир Саландаев родился в 1940 году в чувашском городке Шумерля, в семье милиционера и медсестры. Из пятерых детей Саландаевых сегодня в живых остались лишь он, да старшая сестра в Ижевске. С ранних лет мальчик страстно мечтал стать подводником, а вдохновлял его пример Александра Маринеско – легендарного подводника времён Великой Отечественной войны, Героя Советского Союза, кстати, уроженца Одессы – почти нашего земляка.

Но колыбелью российского, а затем советского флота традиционно была Балтика, Петербург и Кронштадт. Там находилось Высшее военно-морское училище подводного плавания, куда стремились юноши со всех концов необъятного Советского Союза. Конкурс был так высок, а отбор настолько строг, что шансы на поступление были минимальны. И всё-таки Владимиру Саландаеву удалось поступить, а через пять лет окончить это училище с красным дипломом. Такой уж он был и есть – упорный, своенравный, несгибаемо твёрдый в своих принципах и решениях. К тому же спортсмен, мастер спорта по боксу. В общем, именно такие люди нужны в подводном флоте. Руководство училища поняло это и сразу направило молодого подводника на службу в Баренцевом море. Большинство советских субмарин базировалось в Североморске, Мурманске, Гаджиево – на севере России. Но не прошло и двух лет, как разразился Карибский кризис, в котором СССР и США оказались как никогда близки к ядерной войне. Владимир, уже в звании лейтенанта, попал в число подводников, направленных в карибские воды с секретной миссией. Её назвали операция «Анадырь».

«При погружении на глубину человеческий организм подвергается огромному стрессу, всё тело буквально «трещит и корёжится». Поэтому в училище нас тренировали не хуже космонавтов. И всё-таки каждый молодой подводник стремится попасть в основной, а не в дублирующий экипаж подводной лодки, который действительно уходит в плавание, а не ждёт на берегу»,– рассказывает Владимир Дмитриевич.

Парадоксально, но одной из притягательных сторон пребывания на субмарине он считает… свободу! Казалось бы, какая может быть свобода, когда месяцы проводишь в замкнутом пространстве, пусть даже вполне комфортабельном, да ещё на глубине в несколько сотен метров, практически полностью отрезанным от остального мира. А всё-таки она есть, и очевидно, это свобода только для сильных духом. И конечно, совершенно немыслимое в обычных условиях чувство человеческой сплочённости, действительной ценности каждого из примерно сотни членов экипажа субмарины. А самый большой страх на подводной лодке – страх пожара. «И уж как ни старайся, исключить его нельзя, в том числе по вине человеческого фактора. Подводники ведь тоже люди. Порой за чем-то недосмотришь, что-то не учтёшь, и тогда может произойти самое страшное. К счастью, в моей подводной практике до пожаров не доходило», – говорит Владимир Саландаев. «В противном случае мы бы с вами вряд ли сегодня тут беседовали», – шутя, добавляет он.

«Знаете ли вы, что значит «пройти под шапкой»?» – спросил меня он. «Ага, не знаете, а я в своё время получил за это орден Ленина, которым по сей день горжусь», – сообщил подводник. Оказалось, что «шапка» на их профессиональном жаргоне означает лёд – огромные массивы льда в Северном Ледовитом океане Арктики. Пройти под ними на субмарине – дело большого риска, если не сориентируешься и не найдёшь вовремя полынью для всплытия на поверхность – всему экипажу грозит гибель, и подводная лодка под толщей льда станет его вечным саркофагом.Саландаев в том плавании был помощником командира экипажа. Говорит, что с задачей справились отлично, с удовольствием вспоминает, как после всплытия и отдыха среди «белого безмолвия» подводники даже сыграли в футбол на арктических льдах! И никто из посторонних не видел этого чуда, разве что белые медведи…

В 1982 году 42-летний Владимир Саландаев решил выйти в отставку. «Знаете, всё-таки семья, ответственность – жена, дочь, малолетний сын, а служба, что ни говори, опасная, никто не гарантирует очередного возвращения из морских глубин живым и здоровым. Вот и решил, что отходил своё под водой»,–делится он. С северных краёв перебрался в Молдавию, на родину супруги. Кстати, чтобы не стать «молодым пенсионером» Владимир Дмитриевич получил второе высшее образование, приобретя специальность железнодорожника. Несколько лет работал в Кишинёве начальником локомотивной службы. В пору националистического угара руководство мягко предложило ему сменить гражданство – с российского на молдавское. Привыкший к прямоте моряк-подводник отверг это предложение весьма нелюбезно, даже грубо:«У меня один Бог, одна семья, одна Родина, ничего не менял и менять не намерен!» На том и стоит по сей день.

В девяностых Саландаев окончательно переехал из Кишинёва в Тирасполь, теперь он чувствует себя россиянином и приднестровцем. Вот только до сих пор не примирился с распадом той великой страны, которой присягал, которой служил. «В коммунизм, как учили политруки, я не верил, потому что не мог его себе представить, считал, что до него также трудно дойти, как до линии горизонта. Но Родину всегда любил и продолжаю любить. Радуюсь успехам России и верю, что она ещё займёт подобающее ей достойное место в мире. Только бы снова не сбиться с верного курса. Надо больше думать об общем деле, а не о собственном кармане. Миллионы и миллиарды не спасут, если в жизни ты был вором, лгал и предавал. Без чести нет настоящего человека!»– Владимир Дмитриевич Саландаев в этом не сомневается.

                                                                                                                                         Олег СОСНИН

Адрес Государственной администрации
MD-3300, г.Тирасполь, ул. 25 Октября, 101

Телефоны:
+373 533-91455
+373 533-52565
+373 533-94711

Факс:
+373 533-92344
+373 533-32138

© Государственная администрация г.Тирасполь и г.Днестровск
Создание сайта: Веб-студия «Тира»