Военный корреспондент вспоминает…

Война на Днестре разразилась задолго до наступления эпохи цифровых гаджетов, значительно упростивших технический процесс фото- и видеосъёмки. Все оставшиеся для истории фотоснимки – плёночные и, как правило, чёрно-белые. Но атмосфера эпохи, энергетика людей и событий запечатлены на них с большой силой, во многом благодаря мастерству и смелости военных фотокорреспондентов.

Одним из самых смелых, профессиональных и продуктивных, бесспорно, был тираспольчанин Валерий Кругликов. Тысячи снимков, сделанных им от первых массовых забастовок лета 1989 до ввода миротворческих сил летом 1992, составляют самую полную и значительную фотолетопись молдо-приднестровского конфликта. В те горячие годы Валерий Валентинович являлся фотокорреспондентом пресс-службы президента ПМР, а также центральной газеты «Известия» и нашей «Днестровской правды».

Фотоаппарат – тоже оружие, и иной военный снимок производит «эффект разорвавшейся бомбы» даже спустя много лет после окончания войны. Кроме того, фотограф на войне так или иначе вовлечён в процесс помимо своего основного занятия, тем более что Валерий Кругликов – связист, инженер, далеко не чуждый военному делу. Имеющийся опыт позволял ему много раз фотографировать на самых опасных участках – и остаться в живых.

«Вы спрашиваете, какие впечатления оставили во мне самую сильную боль? Да прежде всего больно оттого, что случившееся 19 июня 1992 года вообще могло произойти. Не в кошмарном сне, а наяву, не где-то на краю света, а на нашей земле. Да, в Кишинёве на площадях мы видели беснующихся националистов, мы уже видели сильные обстрелы жилых районов Дубоссар, ожесточённые перестрелки под Кошницей, Кочиерами, на Дубоссарской плотине. Знали об отдельных случаях зверских убийств и пыток. Но всё это ещё воспринималось как эксцессы, мы ещё надеялись, что националисты образумятся, и жизнь мало-помалу вернётся в нормальное русло. Ведь это так просто и хорошо – жить по-человечески, в мире и дружбе, как раньше. Да, мы тогда ещё были наивными. А тут в один вечер – крах всех иллюзий, БТРы на улицах, кровь, крики, стоны, трупы мирных жителей… Какой это был шок, сознание отказывалось верить глазам и ушам! Этого не может быть! – такая мысль стучала в голове постоянно, сердце сжималось от боли и ярости», – вспоминает Валерий Валентинович.

«Перед глазами часто встают страшные дни с 19 по 23 июня – самое пекло уличных боёв, -  продолжает фотограф.- Я видел, что многие «с той стороны» тоже испытали шок. Это было видно по глазам, по поведению. Особенно простые сельские парни. Им-то внушили, что они идут освобождать город от «российских оккупантов», они ожидали, что их встретят как освободителей. А на месте оказалось, что они агрессоры, что абсолютное большинство бендерчан видит в них врагов. И сопротивления такого сильного они тоже не ожидали. У них было превосходство в технике, зато у нас было сознание своей правоты, да и лучшее умение воевать. Многие казаки, афганцы, гвардейцы хорошо умели бороться с военной техникой на тесных городских улицах, где она вспыхивает моментально, ещё поджигает «соседей».

Встречались, отмечает Валерий Валентинович, среди агрессоров и совсем «поехавшие», опьянённые ненавистью, готовые с криками о великой Румынии убивать всех подряд – настоящие фашисты. «Но многие просто испугались того, что наделали. Нам тоже первые дни было страшно, но им, мне кажется, было ещё страшнее.Поэтому «блицкриг» по взятию Бендер армией Молдовы провалился. Дальше была позиционная война, обстрелы, снайперы и снайперши, которые устраивали свои «логова» в брошенных квартирах или даже в лифтахдевятиэтажек. Такихесли вылавливали, сразу ставили к стенке. Эти убийцы не заслуживали пощады, они были как ядовитые чудовища, с перевёрнутым сознанием, в которое годами закачивали ненависть. Они были чрезвычайно жестокими «мастерами своего дела». Некоторые, по-видимому, ушли от возмездия. Жалко погибших молодых ребят, жалко и тех, кого обмануло тогдашнее руководство Молдовы, втравив в кровавую и бесславную авантюру. Ведь за что они воевали, сами ответить не могли. Чаще всего был ответ: «Я выполнял приказ». В Великую Отечественную так часто отвечали пленные фашисты. Ну что тут скажешь! Кто-то сказал, что история повторяется – сначала как трагедия, потом как фарс. Но если гибнут люди, то это кровавый, трагический фарс. Ни за что на свете не хотел бы я пережить его новое повторение», – признается фотограф.

Вот и сегодня наследие той кровавой поры, запечатленное на пленку смелостью и храбростью людей с фотокамерой в руках, рисковавших жизнью не меньше тех, кто держал в руках оружие, легло в основу настоящей документальной доказательной базы о зверствах, на которые способен ослепленный ложью и животной яростью человек, и о горе и лишениях, повторение которых казалось невозможным, немыслимым после страшной войны советского народа с фашизмом.

Именно фотографии Валерия Кругликова, публиковавшиеся в «Днестровской правде», стали знаменитыми на весь мир и до сих пор являются главной иллюстративной частью изданий и публикаций о той трагической и одновременно героической эпохе борьбы приднестровцев за право на жизнь. Именно по его фотографиям мы знаем в лицо людей, которые сражались за свои дома и семьи, за свою землю. Именно его фотографии о прибытии миротворческих сил России стали символами победы.

Тем более удивительно, что сегодня Валерий Валентинович, имея огромные заслуги перед республикой, остался один на один с необходимостью решать серьезные проблемы со здоровьем. Все случилось из-за формального подхода чиновников. Кругликову дважды было отказано в официальном статусе участника боевых действий по защите ПМР, так как в руках у него был не автомат, а фотоаппарат. И каждый раз приводили некий международный документ, по которому участником можно признать человека, находившегося в «зоне повышенной опасности» и «горячей точке». Но таковые формулировки не встречаются в законодательном поле нашей республики. Получается, что в Приднестровье и вовсе не было горячих точек и зон повышенной опасности?

Валерий Кругликов до сих пор в строю фотокорреспондентов. Он и сегодня продолжает с увлечением работать с фотокамерой в руках – невысокого роста, худощавый, в традиционной светлой жилетке. При встрече просто пожмите ему руку. Он это заслужил.

Эрнест НОВИКОВ