Из дыма и огня вставала Победа!

Вере Андреевне Губаревой за девяносто, но она хорошо помнит детство, фронтовую юность и все, что пришлось пережить в той страшной войне. Родом она из Харьковской области. В районном центре Великий Бурлук прошло ее детство и школьные годы.

Как раз перед войной, в сорок первом, она окончила девять классов. Ее, активную комсомолку, направили с другими девчатами в оздоровительный пионерский лагерь поработать вожатой. Молодым девушкам к приезду детей поручили привести лагерь в порядок. Вечером последнего мирного дня они сидели у костра, читали  любимые стихи, пели песни, делились планами на будущее. Им было всего по 14-15 лет. Некоторые мечтали после окончания школы поехать по комсомольским путевкам на всесоюзные стройки, в дальние края. Вся жизнь впереди… Они еще не знали, что романтические мечты юности завтра перечеркнёт война.

Дети в лагерь так и не прибыли. Чтобы узнать, в чем дело, один из вожатых поехал на велосипеде в райцентр, а вернулся со страшным известием о войне. «Мы были ошарашены, подавлены, – вспоминает Вера Андреевна. – На следующий день поехали домой. Вскоре все молодые учителя-мужчины были мобилизованы». Получил повестку и отец Веры. Дома осталась мать с пятью детьми.

Юной Вере на всю жизнь врезались в память проводы мужчин на войну: «Людей тогда в деревнях было много, семьи большие. Райцентр объединял 42 сельсовета. Вся площадь была запружена народом. Плач и женский вой стоял жуткий, до сих пор вспоминаю – мороз по коже… На подводах увозили на фронт мужей, братьев, сыновей, а женщины бежали вслед, а потом долго стояли, махая цветными платками. Многие видели родные лица в последний раз»

В августе сорок первого линия фронта подошла к Харькову. Фашисты тогда стремительно продвигались вглубь нашей территории, один за другим занимая города и села. Части Красной Армии с боями отходили на восток, много было раненых, голодных. Мама Веры выходила на дорогу и раздавала красноармейцам  вареную картошку, поила молоком.

Занятий в школе не было. Жители района рыли окопы, строили заградительные сооружения. Вера с подругами ухаживала в госпитале за ранеными. Перед войной она окончила курсы медсестер. Рядом с райцентром располагался аэродром. Подростки приходили туда и помогали чем могли – набивали патроны в пулеметные ленты.

В одной из воинских частей был образован батальон для поимки диверсантов. В это дело включились и школьники. Однажды в штаб прибежал мальчик из лесничества и сообщил, что у них дома появились немцы. «Диверсантов удалось задержать, – вспоминает Вера Андреевна. – Помню обозленное лицо немки, которая была в их группе. Она  твердила, что  все мы скоро будем уничтожены».

Вскоре Вера с подругой эвакуировалась в Саратовскую область. Ее старший брат ушел в партизаны, потом попал на фронт, а мать с младшими детьми осталась дома. И всё-таки по натуре и воспитанию наша героиня была не такой, чтобы просто отсиживаться в эвакуации. Она хотела защищать Родину. Но лет для призыва не хватало, так что они с подругой пошли на хитрость и прибавили себе лишние два года. Теперь можно было писать заявление в  военкомат с просьбой отправить их на фронт добровольцами. Так и сделали. Вскоре пришли повестки.

«Целый эшелон нас, новобранцев, оказалось, – вспоминает Вера Андреевна. – А по дороге в Воронежскую область, где базировался запасной полк, в котором пришлось мне служить, нас немцы сильно бомбили. Однажды самолеты улетели, а мы увидели жуткую картину: два вагона перевернуты и горят, а вокруг трупы молодых девочек, около полутора сотен… При виде этого страшного зрелища мне казалось, что я сразу повзрослела на годы…»

Попала Вера  в 6-ю армию, на Воронежский фронт. Ее конно-санитарная рота после боя подбирала раненых, увозила в полевой госпиталь. За ними шла похоронная команда… Передвигались в основном ночью с интервалом между подводами 15-20 метров, чтобы при бомбежке было меньше жертв.

«Привезем в госпиталь раненых, а там их уже сотни лежат, – вспоминает Вера Андреевна. – Ранения тяжелые – в живот, в голову, в грудь, оторванные руки, ноги. Запах крови… Сколько их не доживало до операционного стола. Медперсонала не хватало. Только появишься, бойцы со всех сторон просят: «Сестричка, закурить хочется», «Сестричка, повязка сильно жмет, поправь», «Сестричка, воды». Не знаешь, кому в первую очередь помочь. «Сестричка, ногу печет». Подойдешь, а у него ноги нет, а самому от силы 18-19 лет!»

Очень тяжелые бои шли под Кантемировкой Воронежской области. Вере Губаревой доводилось видеть поле боя после сражения. Дымились еще горевшие танки, их было несчетное количество, а мертвых! Как только люди могли выдержать этот ад?!

«На фронте, в 42-м, своего одноклассника встретила Колю Андрющенко – командира роты разведчиков. Сколько радости было! Он был первым хулиганом в школе, а тут такой серьезный, повзрослевший. Это была наша первая и последняя встреча. В одном из боев он был смертельно ранен. Бойцы тащили его через линию фронта уже полуживого. Я встретилась после войны с его матерью. У нее было семь сыновей, все ушли на фронт, и на всех она получила похоронки. От горя ослепла и оглохла», – вспоминает она.

Дороги войны… Сколько их пройдено! Сожженные  села, разрушенные до основания  города, поседевшие от горя молодые женщины. Несколько раз Веру Андреевну переводили из части в часть. С 3-м Украинским фронтом она подошла к родному райцентру. Со стороны Харькова поступали потоки раненых.

«Мороз 30 градусов, – продолжает рассказ Вера Андреевна. – Третьи сутки не сплю. Отовсюду свозят раненых в госпиталь, расположенный в церкви. Их сотни и сотни, условия жуткие: бойцы лежат на полу, немного присыпанном соломой. Одни тихо стонут, другие кричат от боли, ругаются матом. Получаю приказ – ехать в Балаклею, срочно вывезти раненых, город под угрозой захвата немцами. Погрузились, едем. Навстречу нам идут вразброд части. Кто-то мне кричит: «Куда тебя черти несут, там уже немцы?!» Но у меня приказ, не выполнить не имею права. 70 повозок с ранеными. Подъезжаем к городу, а на нас прут танки. Издали не видно, наши или вражеские. Но первый же снаряд всё разъяснил. Это были немцы!!! Если б не наша авиация, погибли бы все. Масса русских бомбардировщиков заполнила небо, и фашистские танки горели, как спички».

Памятным для Веры был День Красной Армии 23 февраля 1943 года. Веру в части нашел родной брат Андрей и ее одноклассники. Встреча была короткой, ребята  должны были возвращаться в свою часть. Больше она с братом не виделась. Андрей погиб в самом конце войны 5 мая 1945 года. Он был разведчиком, ему даже не исполнилось 20-ти лет. Младшего брата Володю, партизана, немцы повесили в парке перед школой. Когда мама узнала об этом, лежала дома три дня без сознания. В семье погибли и мамин брат Даниил, и сестра  мамы Клавдия. Она была расстреляна вместе с ранеными в госпитале, до последнего своего часа оставаясь с ними. Со стороны отцовской родни на войне погибли пять его братьев. Такова жертва на алтарь Победы только одной  советской семьи!

С 3-м Украинским фронтом Вера прошла от Харькова к Донбассу, освобождала Украину, Молдавию, дошла до Дубоссар, Григориополя. Остановилась часть в селе Шипке. Стояли три дня. Раненых свозили в Тирасполь, госпиталь находился в районе драмтеатра. Не знала тогда Вера, что спустя годы ей предстоит здесь жить.

Ночью 16 апреля 1944-го часть, в которой она служила, срочно перебросили в расположение 1-го Белорусского фронта, в район Ковеля. Бои за город были тяжелейшие. Затем Брест. Вера видела, как восстанавливают наши пограничные столбы. Радость у всех была неописуемая: последний клочок нашей земли освобожден! Вперед! Добивать врага в его логове!

Дальше Польша. «Самое трудное для нас было – переправлять раненых на понтонных мостах через реки, – продолжает рассказ Вера Андреевна. – Помню, как переправлялись через Вислу. Мост качает, лошади пугаются, а тут еще бомбежка, разрывы совсем рядом. Санитары-повозочные сдерживают лошадей, а ты бегаешь, успокаиваешь беспомощно лежащих раненых. Под Варшавой бои были тяжелые, два раза я была  контужена. На подступах к Праге совершенно случайно с отцом встретилась. Такое только в кино бывает. Фронт пошел вперед, а я после боя поехала со своими санитарами раненых собирать. Подошла к одному, перевернула, а у него тяжелейшее ранение в живот, все разворочено. Вижу, рядом из полевой сумки документы рассыпались. Читаю: офицер, майор, командир батальона… и в глазах потемнело… Андрей Иванович Молодоженов, мой отец! Только тогда я узнала папу. Он без сознания был. Отправила его в медсанбат, потом его перевезли в госпиталь города Новочеркасска. Там он и умер 1 апреля сорок пятого года в свои тридцать девять лет. Там и похоронен».

Только представьте, что пришлось пережить этой девочке! Сама еще почти ребенок, откуда у нее столько силы духа, храбрости и мужества, чтобы выдержать все, что уготовила ей беспощадная война?!

Наши войска продолжали двигаться на Запад. И, наконец, Германия. Первый немецкий город – Шверин. На улицах ни души, он словно вымер. «Как-то раз после очередного боя фронт ушел вперед, а я поехала собирать раненых из окопов, – вспоминает Вера Андреевна. – Иду в полный рост и вдруг автоматная очередь над моей головой. Упала, лежу. Подождала немного. Тихо. Поползла в сторону выстрела. Вижу, раненый немец лежит, в руках автомат. Не шевелится. Потихоньку вытащила автомат из рук, он без сознания. Пришлось оказать помощь и тащить его к подводам. По приказу Верховного Главнокомандования мы оказывали помощь раненым немцам, потом отправляли их под охраной в спецгоспиталя».

Война подходила к концу, но немцы оказывали упорное сопротивление. Сильные бои были в районе Зееловских высот. Когда Вера ездила туда за ранеными, всегда мысленно прощалась с товарищами. Неизвестно, вернется ли назад. Очень не хотелось погибнуть в конце войны, не увидев нашей Победы. И все-таки дождалась! Она хорошо помнит тот радостный день в жизни всех, кто воевал, кто шел к нему, долгожданному,  через кровь и страдания. Помнит ликование наших бойцов, слезы радости, салюты из всех видов оружия.

После окончания войны её направляют на Западную Украину в город Галич, Станиславской (ныне Ивано-Франковской) области, на работу секретарем горкома комсомола. «Там порой было даже тяжелее, чем на фронте», – удивляет Вера Андреевна. Но тут же поясняет: «Недобитые бандеровцы подло уничтожали русских учителей, врачей, активистов. На фронте рядом свои, а тут за спиной каждый день враги, не знаешь, когда получишь пулю, или нож под лопатку». Но там же, в Галиче, ей посчастливилось встретить свою единственную на всю жизнь любовь. Он был фронтовиком, оставался на воинской службе. Поженились, исколесили с ним почти всю страну, вырастили двоих детей, а в 1971 году приехали в Тирасполь. Прожили в мире и согласии 56 лет.

Уже восемнадцать лет наша героиня вдовствует. Дочь живет в Санкт-Петербурге. Вера Андреевна – мужественная женщина. Сама уже плохо ходит, с помощью ходунков, но еще ухаживает за больным сыном, перенесшим два инсульта. Ей помогают волонтеры и столичные соцработники. У Веры Андреевны солидный  трудовой стаж, она работала в воинской части, где командиром был ее супруг, полковник Губарев. Много лет была активисткой совета ветеранов, помогала участникам Великой Отечественной войны на своем участке решать насущные вопросы. Тяготы и лишения ее не сломали. Она – добрейшей души человек, к ней всё время тянутся люди. За мужество и героизм, проявленные в годы войны, Вера Андреевна Губарева  награждена многими орденами и медалями.

К сожалению, сегодня на Западе всё активнее пытаются умалить вклад нашей армии, советских людей в освобождение мира от коричневой чумы фашизма. В освобождённых советскими воинами европейских городах демонтируют памятники русским солдатам-освободителям. Подвергаются оскорблениям те, кто самой дорогой ценой заплатил за мир и свободу на всей земле. Но мы не позволим исказить подлинную историю войны в угоду амбициям лживых политических авантюристов! Живы еще те, кто своими глазами видел, как это было. К ним принадлежит и героиня этого очерка. В дни 75-летия Великой Победы ее память вновь воскрешает пережитое, которое не забыть до смертного часа. Низкий поклон за мир, за жизнь  от всех, кому вы ее подарили, дорогая Вера Андреевна!

 

Алла ОВСЕЙЧИК,

газета "Днестровская правда"

Адрес Государственной администрации
MD-3300, г.Тирасполь, ул. 25 Октября, 101

Телефоны:
+373 533-91455
+373 533-52565
+373 533-94711

Факс:
+373 533-92344
+373 533-52138

© Государственная администрация г.Тирасполь и г.Днестровск
Создание сайта: Веб-студия «Тира»